Анна Гольц (Хохлова)

Читаю вслух, допивая кофе.
Устал от снега холодный май.

Я помню с детства, что если плохо,
То выйди к морю, и погуляй.

Мы были, может быть, неразлучны.
Как птицы гордо стремились ввысь.

Ты помнишь с детства, что если скучно,
То выйди к людям, и улыбнись.

6
0
6

Сколько жизней у нас? Сколько времени?
Мы так быстро идем, точно склеены.
Сколько стуков в окно, откровений в них
Меня крепко держали за кисть?

Помнишь зиму с пургой, да метелями?
Мы сидели у печки неделями…
А сестренка мне, дура, не верила:
Я писала письмо, в нем про жизнь.

Помнишь, милый, как лежа под деревом,
В сапогах, и с оранжевым веером,
Я клялась, раза три, под давлением
Холодов, что спущусь таки вниз.

Ты молчал. Это были сомнения.
Веер плавал в болоте со змеями.
И не то чтобы плохо, но бременем
Мы на целый январь увлеклись.

2
0
2

Поспеши, город снова остыл.
И родители ждут, не тревожась.
Если вводят иголку под кожу,
То выбрасывают в кусты.
Если хочешь все время расти,
Не пытайся казаться моложе.

Поспеши, пока есть «я и ты»,
Пока улицы рады прохожим,
Пока дети мечтают в окошке
Повидать разводные мосты.
Поспеши, чтобы завтра найти
Путь туда, где хоронят не лежа.

3
0
3

Увижу его под крышей, в невыглаженной рубашке.
Он стал одиноким дядей и, кажется, только пил…
Ты сделай, Господи, правда, как было уже однажды.
Ему ведь не хватит время, и может быть, даже сил!

5
0
5