Мы дни за днями шепчем: «Завтра, завтра».
Так тихими шагами жизнь ползёт
К последней недописанной странице.
Оказывается, что все «вчера»
Нам сзади освещали путь к могиле.
Конец, конец, огарок догорел!

(Так — в каждом деле. Завтра, завтра, завтра,
А дни ползут, и вот уж в книге жизни
Читаем мы последний слог и видим,
Что все вчера лишь озаряли путь
К могиле пыльной. Дотлевай, огарок!)

Tomorrow, and tomorrow, and tomorrow
Creeps in this petty pace from day to day
To the last syllable of recorded time;
And all our yesterdays have lighted fools
The way to dusty death. Out, out, brief candle!

2
0
2

Как легко дышится после дождя.
Всей больной грудью — вдох!
Я попросил свою боль обождать,
не заставать врасплох…

Мир ощущается всем естеством,
когда его воздух свеж.
В лужах — незримое с детством родство,
в ветре — есть шёпот надежд.

Мир многогранен, красив и чист,
как бы не маялся ты…
Что соловьиный чарующий свист,
что полевые цветы.

Смерть — перманентна,
она — навсегда.
Жизнь — словно Божий алмаз.
Держи же сильнее,
не отпускай
счастье,
что здесь и сейчас!

0
0
0

Прошлое вечно осколком
режет память
и рушит сон.
Я нашёл нас вчера на полке,
в плоском виде
цветущим днём.
Сзади тусклое вечное «Kodak».
Подпись ручкой «Дзержинский карьер».
Этот мир детства и фотоплёнок —
вековой между нами барьер.
В каждом фото,
подобном этой:
меркнет солнце ли,
брезжит рассвет,
Улыбаются вечные дети,
что убиты течением лет…

0
0
0

Память душила не спящую совесть,
кашель пронзил тишину…
На пол упала потёртая повесть,
за новым вдохом — к окну…
Меланхолические мотивы
множили чувство вины.
Как объяснить,
что мы неделимы,
при этом — разделены?!

2
0
2

Снова склеить себя по кусочкам —
не наука,
бывало не раз.
Мне привычно,
«распятым на строчках»,
воспевать синеву твоих глаз.
Сны уже не коробят душу,
и смеюсь до дрожания стен.
Я испил море грусти,
а сушу
подмету для твоих колен.

-1
1
0

Я узнавал,
время лечит лишь мнительных.
Тех, кто придумал, «что жить не сможет».
Их, как итог,
что не удивительно,
старые чувства потом не тревожат.
Есть ещё те,
кто любил «хронически».
Кто однолюб
и болел без прикрас.
Тех «доктор-время» не лечит,
фактически.
Их «лечит» смерть,
вместе с чувствами,
враз!

-1
1
0

Если то, что происходило на митингах называют насилием по отношению к полиции и массовыми беспорядками, то копа, ударившего женщину, и тех, что тащили того бедолагу-инвалида, наверное, логично было бы судить за геноцид.

2
0
2

Если женщина молчит, всё серьёзно. Разумеется, нужно уточнить, может, она спит, ест или другое. Но когда она молчит давно, тяжело и вызывающе, это наверняка команда, и если её не выполнить, мёртвые позавидуют живым. Внутри женщины зреет боевой крик, и прорвётся ли он голосом или хлопком двери, стремительным полётом сковороды или тихой супружеской изменой, зависит от характера вашей дамы. Но пока он не прозвучал, у вас есть время что-нибудь исправить. Или залечь в укрытие, по возможности ногами к эпицентру скорого взрыва.

1
0
1

Не хочу рассказывать обо всех своих проблемах, но я хочу, в один прекрасный день моего самоубийства, чтобы все мои знакомые говорили: не могу поверить, что она сделала это, она всегда была такой весёлой и приветливой.

0
0
0