Светлана Жданова. Алауэн. История одного клана

Что происходит? Мы, кажется, начали новый танец, игру, где цели неясны, но так желанны, так осязаемы. Движение навстречу. Движение в сторону. Перебор мелкими шажками прочь. Рывок. Падения в объятия. Прикосновение-ласка. Прикосновение-боль. Грубый, безжалостный толчок звучит словом «прочь». И в тоже время короткий взгляд из-под ресниц, обжигающий кожу. Куда ты манишь меня? Какие еще пропасти приготовило твое ретивое сердце? Я на многое пойду, чтобы заполучить его. Даже если этот танец по раскаленным углям, по битому стеклу. И если в конце ты упадешь в мои объятия, изможденная долгой гонкой, покорная, трепещущая от ритма, который выбивают два сердца, если ты станешь моей, это оправдает любую кровь, любую боль. А сейчас танцуй, играй с огнем. Играй с драконом, которому цена выигрыша – жизнь. Ну же, танцуй… Только не забывай, что музыку нашего танца пою я.

8
1
9

Он привел ее в зеркальную комнату, в который был небольшой подиум с постаментом, а на постаменте — бархатная подушечка.. Сильными руками Сери приподнял свою единственную за талию и усадил прямо на постамент.
— Вот. Мое самое бесценное сокровище.
— Ах ты.. пройдоха! — улыбнулась девушка, пробегая пальцами по его плечам.
— Почему это? Я обещал показать тебе то, что мне всего дороже, так смотри, — указал он на одну из зазеркальных стен…

4
2
6

Каюсь, орала я слишком громко, как стало потом известно – один петух скончался от разрыва сердца, а три вообще от зависти еще месяц молчали. Но зато на другом конце деревни резко отелилась корова, с которой мучились уже вторые сутки.

3
0
3

Я дал тебе все, что мог. А ты боишься это взять. – Грустная улыбка тронула губы. – И я понял важнейшее: горше смерти только женщина, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки ее – оковы.

1
0
1

Я усмехнулась:
– Драконы… Я всегда знала, что доверять вам опасно. Но после всего… Ты думаешь, я так легко доверюсь ему? Существо, способное играть чужими жизнями. Морально способное. Так просто, как им захотелось сделать из меня ручную зверушку. Ведь на мне до сих пор заклятие, по которому я вынуждена защищать тебя даже ценой своей жизни. И за что это мне – за то, что вышла однажды на улицу? За неправильный поворот в закоулках города. Не натолкнись я тогда на твоего братца – жила бы спокойно. Просто рядовой магианой.

4
0
4

А может быть, не зря наше воображение придает облакам форму кораблей и драконов?
Они плывут в небесной тишине, величественные и прекрасные. Выше нас, выше суеты, выше самой жизни. Вечные. Но важна ли она им? Что для них эта одинокая вечность в бескрайних просторах неба. Какую цену они готовы заплатить, чтобы однажды упасть на землю дождем, рождая новую жизнь, омывая счастливые лица или пряча слезинки.
Люди всегда мечтали летать… а драконы чувствовать столь же ярко.
Драконы не люди.
Хотя… если драконы всего лишь мечта людей, то не могут ли люди быть всего лишь…

2
0
2

Драконам не нужна победа. Это слишком эфемерная мера. Дракон если дерется, то либо за свою жизнь, либо за чужую. И неважно – забрать ее или сохранить. Запомни, Александрит: драконы редко дерутся на полную мощь. Некоторые никогда так и не познают всей своей силы, но и малая толика ее должна нести смерть. В битве за жизнь дракону не нужно оружие. Нет, не буду говорить тебе такую банальность, типа «он сам по себе оружие». Это не так. Но зачем оружие тому, кто и есть сама жизнь, кто есть сама смерть? Истинная сила дракона подобна кончику стрелы, пущенной в самое сердце.

3
0
3